Новости

300 тысяч за диагноз «коронавирус»: в МВД рассказали об уголовных делах

Еще во время первого карантина в Казахстане социальные сети стали кишеть сообщениями, будто коронавируса на самом деле нет, как нет и зараженных им, а медики предлагают деньги за положительный результат на COVID-19. Источником этой информации везде выступала мифическая «знакомая знакомой». Суммы назывались разные – от 100 до 300 тысяч тенге. Тогда полицейские проявляли удивительную оперативность в деле поимки распространителей фейков, по крайней мере, на официальном уровне декламировали об этом. Гордо заявляли: мы мониторим социальные сети. А дальше наступила тишина.

Корреспондент Azattyq Rýhy задался вопросом, а были ли те, кого привлекли к ответственности за пересказ фейка «знакомой»?

В ответ на официальный запрос агентства заместитель директора Департамента внутренних и внешних коммуникаций Министерства внутренних дел РК Олег Иващенко сообщил, что обращений касательно предложений денежных средств пациентам за диагноз «коронавирус» не поступало.

Формулировка несколько странная. Получается, что стражи порядка отреагировали бы на эту информацию только в том случае, если бы кто-то пришел к ним и назвал человека, который распространяет эту ложь.

Раньше вроде выводили таких на чистую воду «в ходе мониторинга социальных сетей». Иными словами – находили распространителей сами, никто им тогда их не «сдавал».

И еще одно наблюдение. В феврале, помнится, официальный представитель Министерства здравоохранения Диас Ахметшарип в ответ на вопрос о фейках произнес несколько двусмысленную фразу, которой ранее мы не предали должного внимания: «есть какие-то элементы, которые хотят, чтобы была паника среди казахстанцев». Элементы? Вряд ли людей можно назвать элементами, не правда ли? Больше похоже, что представитель Минздрава сообщил населению о существовании некоторых структур, заинтересованных в том, чтобы создавалась паника.

Уж не эти ли «элементы» теперь заинтересованы в том, чтобы слухи о медиках, предлагающих людям деньги за диагноз, не прекращались? Конспирология, не иначе.

Отмотаем время назад и вспомним, кто был в числе первых распространителей фейков о коронавирусе. 30 января полицейские сообщили о задержании водителей скорой в Капшагае, которые распространили информацию о двоих поступивших в больницу с подозрением на коронавирус. 31 января в Алматинской области за распространение ложной информации был задержан гинеколог. Следующий фейк, о котором сообщили полицейские, датирован 22 марта, но тогда главный врач центральной больницы Атакента не сам распространял ложную информацию, а сообщил об аудиозаписи, в которой говорилось, что из Кореи приехал «коронавирусный» гражданин. Сплошь медработники.

О чем теперь вещают нам со своих страниц в Facebook их коллеги?

Врачи стали рассказывать об истинном положении дел: о недостатке мест в инфекционных стационарах и провизорных госпиталях, о том, что люди умирают прямо в каретах скорых.

Не потому ли, еще недавно твердившие, что «коронавируса нет», казахстанцы резко изменили свое мнение и теперь жаждут протоколов лечения, а также введения карантинных и ограничительных мер?

Но вернемся к фейкам. В ответе на запрос AR Олег Иващенко также сообщил, что по республике всего было зарегистрировано 87 досудебных расследований по фактам распространения заведомо ложной информации о коронавирусной инфекции с использованием средств коммуникаций.

«В суд направлено два уголовных дела, по которым установлены хулиганские мотивы совершения преступлений. В производстве органов внутренних дел остается 30 уголовных дел, по которым продолжается следствие.

55 уголовных дел прекращены за отсутствием состава преступлений. В ходе следствия было установлено отсутствие умысла у граждан на распространение заведомо ложной информации. Граждане по причине возникшего беспокойства распространяли непроверенные данные через социальные сети и мессенджеры. С такими лицами проведены профилактические беседы», – говорится в ответе замдиректора Департамента внутренних и внешних коммуникаций МВД.

В чем заключались хулиганские мотивы и за что понесут уголовную ответственность эти люди, Олег Иващенко не уточнил.

Теперь, когда паника среди населения достигла своего апогея, Казахстан вновь стоит на пороге введения карантина.

Однако в этот раз все будет иначе. К примеру, руководитель пресс-службы акима Павлодарской области Дана Саудегерова сообщила журналистам буквально следующее:

«Информация для нас, не для распространения.

С грустью сообщаю, что из Астаны (Нур-Султана – AR) региональным облздравам пришла установка не давать брифинги и релизы. Обещают, что Цой (глава Минздрава Алексей Цой – AR) и его команда будут ежедневно сами информировать.

Не знаю, надолго ли эта установка. Там часто все меняется».

То есть чиновники на местах перестанут свободно предоставлять информацию журналистам. Представители СМИ смогут общаться с ними на тему коронавируса только посредством запросов. А если представители всех городских, областных и республиканских изданий станут одновременно отправлять запросы, ответственные за коммуникации физически не смогут ответить.

Примечательно, что в самом Минздраве эту информацию опровергли. Но ведь не может быть так, что даже в одном ведомстве люди были настолько разобщены и действовали по примеру крыловских рыбы, рака и щуки.

И опять-таки, что значит «не для распространения»? Журналистам, выходит, рекомендуется просто смириться с чиновничьими умалчиваниями? Как бы не так.

Вспомните, о чем говорил накануне глава государства. Среди основных причин ухудшения ситуации по КВИ Касым-Жомарт Токаев назвал провал информационной кампании. Когда чиновникам проще скрыть, чем обнародовать, разъяснять, а потом еще, не дай бог, нести ответственность за это. Инициатива, сами знаете, вредит инициатору.

Вот и остаются без ответа официальные запросы СМИ. А там, где умалчивают, рождаются фейки и домыслы, как известно.

Мы стоим на пороге введения второго карантина и совершенно не представляем, кому сейчас можно верить.

Ульяна КИСЕЛЕВА

Еще новости

Back to top button
Close